Так сейчас выглядят многие жилые дома и социальные объекты Ясиноватой – любимого города Любови Горбас, там, где родительский дом, где мама, родные и друзья, где восьмой год идет война.

От реальных историй из уст украинских беженцев меркнут любые фейки. Так сейчас выглядят многие жилые дома и социальные объекты Ясиноватой – любимого города Любови Горбас, там, где родительский дом, где мама, родные и друзья, где восьмой год идет война. После регулярных обстрелов город, словно птица Феникс, возрождается из пепла. Коммунальные службы круглосуточно, под обстрелами разгребают завалы, перекрывают крыши домов, латают пробитые стены, восстанавливают электроснабжение.

«Здесь теперь мой дом»
Сейчас Любовь Горбас – заведующий центром правовой и социально значимой информации в городской библиотеке имени А.И. Харизовой. Посетители и коллеги отмечают ее доброжелательность, работоспособность, у нее для каждого найдутся улыбка и доброе слово. За годы работы в Централизованной библиотечной системе она стала незаменимым сотрудником и называет коллектив второй семьей, а Югорск своим домом. Но восемь лет назад с родного места ее сорвали трагические обстоятельства.

Ясиноватая сегодня

Ясиноватая сегодня. Любовь Горбас вспоминает: «Еще до войны, когда к нам в Ясиноватую приезжали друзья, они всегда удивлялись: «У вас тут прямо маленькая Швейцария – все чисто и зелено». Югорск мне очень напоминает мой город. Единственное отличие – Ясиноватая остановилась на 8 лет, а Югорск развивается дальше».

В 2014 году с началом боевых действий на востоке Украины Россия стала принимать беженцев. Любовь Горбас вместе с сестрой, мужем и детьми, как и многие тысячи вынужденных переселенцев, прибыли в Россию. «Мы перед выездом даже не предполагали, что нас ждет, но понимали, что надвигается нечто страшное. Тогда Ясиноватую еще не трогали, основной удар взяли на себя Славянск, Краматорск, Красный Лиман. Наши друзья, которые на тот момент уже давно обосновались на Севере – в Нягани, в Югорске, понимали, какая ситуация назревает, и очень просили не медлить с отъездом. Сначала мы отправили сыновей – младший Виталий уехал в конце мая 2014 года, старший Сергей вместе с невесткой Людмилой – в конце июня, но пересечь границу им удалось только с третьего раза, по дороге их постоянно обстреливали, приходилось возвращаться. Дети поехали в Нягань, где живет моя бывшая одноклассница. Она их встретила, помогла обустроиться, найти работу».

Любовь Викторовна только в июле, выйдя в отпуск, решилась на поездку, но тоже не сразу. Не хотелось уезжать, было стойкое ощущение, что оставить дом и родных придется надолго. Уговорить маму Валентину Николаевну и отчима Николая Васильевича на совместный переезд она не смогла. Они убеждали, что справятся, а при необходимости «пересидят» у родственников, которых на Украине много – и в Луганской, и в других областях.

Любовь и Виктор Горбас

Любовь и Виктор Горбас. В прошлом Виктор – профессиональный футболист, окончив карьеру, в качестве скаута занимался поиском молодых талантливых спортсменов для футбольных клубов. После переезда в Югорск некоторое время работал в строительстве, из-за чего часто бывал в разъездах. А к разлуке супруги не привыкли, поэтому на семейном совете решили оставить дальние поездки. Сейчас Виктор работает охранником в детском саду «Гусельки» и вышивает любимой супруге картины.

В итоге, Любовь вместе с мужем Виктором, младшей сестрой Викой, племянницей и другом семьи решили ехать. Добравшись до Екатеринбурга, потратили почти все рубли, с обменом гривен на российские деньги были сложности. На оставшиеся деньги взяли места в сидячем вагоне до Нягани, но когда вышли на перрон в Югорске – поздороваться и обнять друзей, которые здесь живут, их планы внезапно поменялись. «Они встретили нас и сказали: «Мы вас никуда не отпустим – оставайтесь здесь». В голове был кавардак мыслей: как жить дальше, с чего начинать? Я за всю жизнь столько не рыдала, как тогда. Уткнувшись другу в плечо, в тот день на перроне я сказала: «Мне так страшно!» А он ответил: «Не бойся! Все будет хорошо!»

В редкие периоды затишья Валентина Николаевна и Николай Васильевич совсем ненадолго выходят на улицу. Однажды мимо них проходила группа наших военных. «Представляешь, Люба, мы с дедушкой стоим, и каждый из них, поравнявшись с нами, сказал: «Здравствуйте!» Как будто давние наши знакомые. Такое уважительное отношение было очень приятно», – рассказывает она дочери.

Уже на первой прогулке по Югорску у Любови Викторовны что-то отозвалось внутри, он очень напоминал ей Ясиноватую – такой же небольшой, красивый и уютный, даже по числу жителей они одинаковые (конечно, если брать во внимание довоенные данные о численности населения Ясиноватой).
«С самого первого дня в Югорске все так складывалось, что мы быстро перестали тревожиться от того, что находимся вдали от дома. Все стремились как-то позаботиться о нас, помочь. Огромное спасибо Андрею Викторовичу Бородкину, он тогда исполнял обязанности главы города, и мы уже в первый день приезда оказались у него на приеме. Он внимательно выслушал, а затем попросил своего сотрудника вручить нам ключи – так у нас появилось свое жилье в деревянном доме на улице Менделеева.

Дай Бог здоровья Татьяне Витальевне Хвощевской, она возглавляла в то время Централизованную библиотечную систему. Я обратилась к ней за помощью в трудоустройстве, потому что в Ясиноватой как раз работала ведущим методистом в библиотеке. Особенно ни на что не надеялась, но вскоре она позвонила и сказала: «Мы берем вас на работу. Завтра утром приходите с документами». Получается, 14 июля мы приехали в Югорск, а утром 18 числа у меня был первый рабочий день».

Любовь Горбас рассказала, как приятно ее удивило, что совершенно незнакомые люди в первые дни шли потоком к их дому, приносили все – от одежды и хозяйственных принадлежностей до техники и мебели. «Они стучали в дверь и спрашивали: «Это вы с Украины?» И после утвердительного ответа просто переставляли сумки через порог. Для нас это стало большим подспорьем тогда. Мне вообще по жизни везет на хороших людей. Вот я приехала сюда, за тридевять земель, но и здесь – все родное. Сейчас, когда я уезжаю из Югорска, мне хочется побыстрее вернуться. Здесь теперь мой дом».

Снимок из архива Любови Горбас: «Это мамина дача до войны – уютная, ухоженная, вся в цветах. Сейчас от нее ничего не осталось.

Снимок из архива Любови Горбас: «Это мамина дача до войны – уютная, ухоженная, вся в цветах. Сейчас от нее ничего не осталось.

Измученные войной
К западу от Ясиноватой в направлении Авдеевки почти восемь лет проходит линия соприкосновения с боевыми позициями украинских войск. «Что бы там кто ни говорил, но все эти годы на Донбассе шла война. Я каждый день звоню маме и спрашиваю: «Как спалось?» «Бомбили, – отвечает она. – Вечером было «спокойной ночи» нам, часа в 4 – «доброе утро». И так восемь лет – тише, громче, меньше, больше, но все это время…

С 9 марта Ясиноватую обстреливают особенно сильно. Мы с мамой разговариваем по телефону, и я слышу, как за тысячи километров гремит, трещит и взрывается. Мы говорим, и она вдруг умолкает, прислушивается – из какого оружия стреляют и куда летит. За годы войны они стали разбираться, когда «Грады» бьют, а когда автоматные или пулеметные очереди слышны. Было время, против них даже фосфорные снаряды применяли. Ужасно, что мама в таком положении – и нам к ней не доехать сейчас и ее оттуда не забрать. Узнавали через администрацию Ясиноватой: можно ли эвакуироваться из города, думали, возможно, автобусы формируются. Но там ответили, что сейчас крайне опасно выезжать – много заминированных участков, постоянные обстрелы.
Раньше, в более спокойные периоды, мама приезжала к нам, и Югорск ей очень понравился. Несколько раз она настраивалась перебраться сюда, но все заканчивалось с возвращением в Ясиноватую. Ведь она там с 1985 года живет…Тяжело оставлять дом».

Любовь Горбас с ностальгией вспоминала, как они с мужем жили – постоянно в движении, на две области, регулярно переезжая из Луганской в Донецкую. Так росли и ее сыновья. «Они расположены близко друг к другу, и везде мы чувствовали себя как дома. Это две самодостаточные области, которые в экономическом плане могли полностью себя обслуживать. Поэтому руководство областей и решило поднять вопрос о государственном суверенитете. Прошел референдум, по итогам которого почти 90 процентов избирателей проголосовали в поддержку автономии. Ведь у нас есть шахты, поля, заводы – коксохимический, металлургический. Ясиноватая – это международный железнодорожный узел. Там был огромный машиностроительный завод, но сейчас бомбежки стерли его с лица земли. Понимаете, с 2014 года по этим объектам били целенаправленно, чтобы разрушить инфраструктуру.

В период референдума уже местами запрещали русский язык. Хотя нам, например, с начальных классов преподавали и русский, и украинский языки. И оба воспринимались нами как родные. Ежегодно мы отмечали День Победы. У всех нормальных, здравомыслящих людей трепетное отношение к этому празднику. Страшно и непонятно, почему украинские военные обстреливают свой же народ. Сейчас ВСУ изгоняют, но они стараются максимально навредить. Многие потеряли родных и близких. Мой папа не пережил эту войну, умер в прошлом году, а я так и не побывала на его могиле. У моего мужа за это время умер отец. Мы потеряли много друзей…»

В 2014 году в Ясиноватой была страшная бомбежка. Мама Любови Горбас в числе других жителей находилась в подвале супермаркета, расположенного вблизи дома, и почти два месяца они не выходили из укрытия. Спали на матрасах, ополченцы войск ДНР привозили еду и все необходимое. Так и выживали. За это время ВСУ разбомбили почти всю инфраструктуру рядом с домом Валентины Николаевны – банк, магазины, рынок. В 9-этажку, где она жила, попало шесть снарядов. И все это время не было возможности связаться с родными.

Донецкий аэропорт до и после бомбежек со стороны ВСУ

Донецкий аэропорт до и после бомбежек со стороны ВСУ. «В один из отпусков мы повезли маму на прогулку в Донецк. Но, как только въехали в город, ужаснулись, в каком виде находится аэропорт. Его ведь только отстроили к ЕВРО-2012 – современный, красивый. Сейчас там одни руины», – рассказывает Любовь Викторовна.

«Им территория нужна – не люди»
Если бы не началась спецоперация в феврале, то людей на Донбассе мучали бы еще долго, считает Любовь Горбас. «Была информация, что в марте украинские войска планировали совершить что-то страшное в сторону ДНР и ЛНР. Им территория нужна – не люди. Они любыми способами хотят убрать народ оттуда, поэтому никого не жалеют. Сколько уже там людей погибло и до сих пор погибают».

Любовь Викторовна рассказала, что когда стало известно о признании Луганской и Донецкой народных республик, они целый день созванивались с мамой, отчимом, родными и друзьями. «Было такое ощущение, что у них Новый год или другой большой праздник – все поздравляли друг друга, обнимались. Как только они узнали, что Владимир Владимирович подписал указ, мама позвонила и радостно закричала: ура! У них появилась надежда, что все это, наконец, закончится».

И надежда у этих людей действительно сильна. За годы вой­ны они не разучились строить планы и радоваться каждому прожитому дню. «Недавно по телефону мама сказала: «Как только война закончится, поедем картошку посадим. Хоть дача наша разбита, все равно поедем». Дачи – моя и мамина – давно сметены бомбежками, там места живого нет, все заминировано. Больно вспоминать… Такая красота у мамы на даче была – несколько видов персиков росли, крыжовник всех размеров, малина – и черная, и белая, и красная, клубника, ежевика, орехи, много цветов. Но мы мечтаем, когда разминируют эти территории, мы вернемся туда и все восстановим».

За несколько дней до нашей встречи у отчима Любови Горбас в поселке Верхнеторецкое снарядом разбило дом с добротно отстроенной летней кухней. «У него был дом номер 31, а вот здесь первый дом на этой улице стоял – одно пепелище осталось, – Любовь Викторовна показывает с экрана телефона снимок человека, стоящего в глубокой черной воронке. – А вот еще фотография техникума в Ясиноватой, в него попал снаряд. Когда это случилось, в здании шел учебный процесс».

Любовь Горбас: «Недавно Ясиноватую целые сутки страшно обстреливали – гаубицы так палили, что дом дрожал. Мы в этот момент общались с мамой. Я ей пишу, пытаюсь подбодрить, как могу: «Вы такие смельчаки! Держитесь уж там!» А она отвечает: «Да, мы храбрые, смелые, а вы нам за это привезите шоколадные медальки». Я как почитала… про эти шоколадные медальки… Пишу: «Мамочка, да я вам целую машину шоколадных медалек загружу! Раздам каждому, кто там живет. Я так плакала тогда. Это просто невыносимо, сколько люди могут это терпеть».

И особенно в такой обстановке удивляет отношение жителей Ясиноватой к своему городу. За восемь лет войны его бомбили сотни раз, у домов сносило крыши и целые этажи, но коммунальные службы без промедления расчищали завалы, ремонтировали и строили заново.

«За эти годы я несколько раз бывала в Ясиноватой и всякий раз недоумевала – аттракционы в парке работают, мороженое продают и сладкую вату, молодежь гуляет. А фоном постоянно слышишь бомбежки и комментарии: «На Константиновский полетело. А сейчас на Васильевку». Однажды мыла окна в маминой квартире, был отличный солнечный день, мужики собрались во дворе поиграть в домино, как в старые добрые времена, бабушки на лавочках сидят, и вдруг слышу, как с балкона соседей многоэтажки парень кричит своей девушке: «Я тебя люблю!» А она хохочет. Научились жить… Даже при всем ужасе происходящего, научились…»

В период подготовки материала к печати мы узнали радостную новость – Валентина Николаевна и Николай Васильевич смогли выбраться из Ясиноватой и пересечь границу. Они, наконец, воссоединились с семьей и 18 апреля вместе отметили 55-летний юбилей Любови Горбас. «Теперь они в безопасности и вместе с нами – это был самый большой для меня подарок», – призналась Любовь Викторовна.

Автор: Юлия Голобородько

Любовь Горбас с мамой Валентиной Николаевной и отчимом Николаем Васильевичем.

Любовь Горбас с мамой Валентиной Николаевной и отчимом Николаем Васильевичем.

Специально для тех, кто иронизирует на тему 8 лет бомбежки Донбасса, приговаривая: «Да, да… восемь лет», и как бы закавычивая пальцами в воздухе свои бессовестные слова.

Декабрь 2017 года. Украинская журналист Ирина Лашкевич – автор фотопроекта «Посмотри в глаза Донбассу. Если сможешь» опубликовала на своей страничке в соцсети фотографии жилого дома в городе Ясиноватая, который обстреляла украинская артиллерия, и написала: «Сегодня хоронили убитого осколками пятидесятилетнего мужчину. После прилета мины, соседи рассказывали, кричал его сын — папочка, папочка… Прибежала соседка, уколола обезболивающее, до приезда скорой он умер. Хорошая, замечательная семья. Была… В 22 часа начали бомбить. Все были в квартирах, дома. 16 прилетов в центре Ясиноватой. Люди бежали в подвалы, тащили на себе стариков, дети орали. Всю ночь сидели в подвалах. Утром увидели страшную картину — все окна выбило осколками, несколько домов без окон. Квартиры спасали огромные деревья, наследство от СССР, принимали на себя осколки… В новостях поговорили, как о событии рядового дня, и замолчали. Люди остались один на один со своей бедой. Раздают бесплатно клеенку, забивать окна. Двойную клеенку слесарь-ремонтник просил разрывать на одинарную. Люди ругались, потом покорно брали то, что дают. Восстанавливают отопление. Старики в панике, плачут. У многих ухудшилось здоровье – инфаркты, инсульты, сахар, давление. Скоро Новый год. Разбиты квартиры, стекла в нескольких домах. Старики смиренно вздыхают, они никому не нужны. Никому».

✅ Так же читайте: В мае – парад, в сентябре – карнавал

✅ Так же читайте: Югорску нужна легенда

✅ Так же читайте: Марина Михайлова: «Быть депутатом – мое предназначение»

✅ Так же читайте: Побеждают инициативные

✅ Так же читайте: Командир в юбке

✅ Так же смотрите: Десятая Дума

✅ Так же смотрите: В храмах Югры служат молебны о мире

✅ Так же смотрите: Как центр милосердия помог беженцам из Мариуполя

✅ Так же смотрите: Погиб танкист Кирилл Сорокин

✅ Так же смотрите: Весенний турнир по шахматам

✅ Чтобы быть в курсе новостей города Югорска подписывалось на нас в Google новости и Яндекс новости , а также на наш канал в Яндекс дзен