Шахматы и жизнь

Шутка ли, Рафис Камалетдинов увлечен шахматами более 75 лет, и, куда бы судьба его ни забрасывала, разграфленная на клетки доска и фигуры всегда оказывались при нем.

Через многие годы Рафис Камалетдинов пронес увлечение шахматами. У Рафиса Камалетдинова долгая интересная жизнь, полная приключений. Но где бы он ни оказывался – на военном корабле посреди моря или в непроходимой тайге среди снегов, – всегда при нем находились разграфленная на клетки доска и 32 фигуры. С увлеченным с детства шахматами человеком, кажется, в эту игру играла и судьба, подбрасывая все новые стратегические задачи для решения.

Рафис Камалетдинович встречает нас накануне своего 89-летия: он статен, бодр, улыбчив и приветлив. Рядом хлопочет его дочь Роза – она приехала в гости проведать отца. Тот убавляет громкость у радио, поющего песни, и провожает в гостиную, где внимание привлекают шахматные часы на столе и клетчатое поле с расставленными на нем фигурами. Рафис Камалетдинович усаживается в кресло и начинает свое повествование. События и люди, с точностью сохранившиеся в памяти рассказчика, в воображении слушателей предстают так же зримо и ясно.

Спасались картошкой, работали все, как могли

Детство Рафиса Камалетдиновича прошло в живописном месте на одном из притоков реки Камы: бескрайние поля, засеянные зерновыми, пойменные луга, где пасся скот, вдалеке шумевшая дубрава. В татарской деревне Псеево отец Рафиса Камалетдин возглавлял крупный колхоз, но в семье, где подрастали пятеро детей, жили небогато. В 1941-м по всему Советскому Союзу распространилась весть о нападении гитлеровской Германии, отец ушел на войну, а жизнь в сельскохозяйственной житнице подчинилась принципу «Все для фронта! Все для победы!».

Настоящим спасением для семьи служила корова, дававшая молоко, да запасаемый на зиму картофель – весной, когда его запасы заканчивались, ребятишки рыскали по мерзлым колхозным полям в поисках остатков былого урожая. Однажды мать Бибикамал отправили на ремонт районных дорог, при обвале грунта она сломала руку и долго пролежала в больнице. Рафис в это время опух от голода и чуть не умер…

«Один наш земляк рассказывал, что во время боев под Сталинградом как-то встретил отца: он сидел, прислонившись к дереву, и на его приветствие не ответил. Шло сражение, и знакомый побежал дальше, с тех пор папу никто больше не видел, по сей день он числится без вести пропавшим», – рассказывает Рафис Камалетдинович. Из тяжелой послевоенной действительности в свой дивный мир героев и комбинаций шахматы мальчика увлекли в шестом классе – азы этой игры ему преподал учитель математики. С того времени Рафис с ней неразлучен: шахматы были при нем, когда он отправлялся в районный город Менделеевск оканчивать школу и когда поехал поступать в ремесленное училище в Казань.

Рафис Камалетдинович (первый справа) с товарищем после выступления: в танцевальном ансамбле эскадрильи он первоклассно отбивал чечетку и «Яблочко» здорово плясал.

Рафис Камалетдинович (первый справа) с товарищем после выступления: в танцевальном ансамбле эскадрильи он первоклассно отбивал чечетку и «Яблочко» здорово плясал.

Там, где строились и взлетали самолеты

Но на вступительные испытания Рафис и еще трое парней и одна девушка из ближайшей округи опоздали и, выражаясь терминологией шахматной науки, сделали невероятный ход – направились в министерство Татарской АССР. Председателем Совета министров в то время был их земляк, и, пройдя через несколько постов, строго допросивших о цели визита, ребята предстали перед ним и ахнули от удивления. Весь его стол занимали телефоны, и, справившись у горе-абитуриентов о здоровье родителей (а он знал их лично), министр снял трубку одного из них и пригласил… товарища Сталина. На самом деле, звонил он своему коллеге из министерства по фамилии Ставер – имя вождя народов послышалось ребятам от испуга. Министр похлопотал за каждого: Рафиса на два года определили в училище, по окончании которого он получил профессию токаря-универсала. За это время к увлечению шахматами, в которых нашему герою не было равных, присоединилось еще одно – бокс, в этом виде спорта он тоже достигал успеха. Студенческим годам Рафис Камалетдинович обязан рождению настоящей дружбы, сохранившейся на всю жизнь.

Вместе с другом Тафкилем Рафиса приняли на работу в казанский авиационный завод, где они изготавливали детали для первого советского реактивного самолета. Как у высококлассных специалистов от армии у них была бронь: первые два года документы подавали исправно, а на третий – забыли. Звонок директора завода в военкомат ни на что повлиять не мог: ребят уже зачислили в ряды советской армии. Службу Рафис Камалетдинович проходил на военно-морской базе в поселке Унаши Приморского края, откуда ввысь взлетали стальные птицы – выучившись на специалиста по приборам и кислородному оборудованию самолетов МиГ-15 и МиГ-16, он следил за их исправностью.

«Хотите, я сейчас станцую? Ноги-то помнят», – говорит Рафис Камалетдинов, принимаясь отбивать чечетку. И в его танце угадываются движения бравого моряка, способного в будни без страха и упрека противостоять разбушевавшейся стихии, а в праздники лихо «Яблочко» сплясать.

В части он выступал в составе танцевальной группы эскадрильи, и не было там более умелого танцора, как не было и более искусного шахматного игрока. Неизменным спутником его армейской службы и в дни грозных штормов, и в дни полного штиля оставались черно-белая доска и фигуры.

Рудный Урал и суровый Север

Старшине эскадрильи Рафису Камалетдинову пророчили хорошую военную карьеру и уговаривали продолжить службу в части. Он отказался: вернуться в Казань его тянули работа на заводе и девушка, с которой собирались пожениться. Но жизнь внезапно поставила шах: в Первоуральске, куда из Татарстана переехала его мать с остальными детьми и куда он приехал после армии на побывку, Рафис узнал, что девушка не дождалась, вышла замуж за другого…

Шахматист сделал ответный ход: решил остаться вместе с родными в Первоуральске, где жизнь, начатая с чистого листа, стала складываться по-новому. В управлении по добыче руды профессию токаря он сменил на ремесло электрогазосварщика. Собственноручно построил дом, себе в жены выбрал девушку такую же, как сам – работящую, смекалистую, любящую танцевать.

«С Варахией мы познакомились на танцплощадке – энергии ей было не занимать! Работала на стройке штукатуром-маляром, каждое лето ездила в деревню на сенокос. Знаете, как она орудовала косой на поле – ни один мужик за ней угнаться не мог, даже я. Не женщина – огонь!» – продолжает свой рассказ Рафис Камалетдинович. В семье родились две дочери – Роза и Язиля.

Роза Рогозина помнит точную дату переезда в Комсомольский – произошло это 20 сентября 1975 года. «Инициатором выступила мама, у нее здесь племянница жила. Папа не то чтобы не хотел, как шахматист, обладающий стратегическим мышлением, он, скорее, решал задачу — прокормить семью, в Первоуральске денег нам не хватало. В Комсомольском родители планировали пожить какое-то время, подзаработать, а, видите, как получилось – прямо как в песне: «Приехали на год – остались навсегда», – рассказывает Роза Рафисовна.

Перед главой семьи, только сошедшей с поезда, обозначилась еще одна насущная задача, связанная с поиском жилья. Родственники жены, у которых гостили годом ранее, сами ютились во времянке. Прохаживаясь по поселку и расспрашивая жителей, Рафис Камалетдинович узнал, что «за линией» расформировывают воинскую часть и один-де человек продает дом. Наш герой стремглав помчался туда – дом ему понравился, да и стоил недорого. Из поваленного дерева Рафис смастерил некое подобие саней, каким-то чудесным образом подложил их под сруб. Всю эту замысловатую конструкцию подъемный кран, с машинистом которого была договоренность, погрузил в бульдозер, а тот уже перетащил ее на улицу Зеленую. Обессиленный сложностью предприятия и окрыленный его успехом, Рафис пришел к жене и детям, воскликнув: «Дорогие, я нашел нам дом!»

Чтобы вся семья Рафиса Камалетдинова влезла в кадр, фотографу пришлось потрудиться: у нашего героя две дочери, шесть внуков и девять правнуков.

Чтобы вся семья Рафиса Камалетдинова влезла в кадр, фотографу пришлось потрудиться: у нашего героя две дочери, шесть внуков и девять правнуков.

Шахматы строить и жить помогают

В 1977 году семье Камалетдиновых дали квартиру в доме на улице 40 лет Победы – коммуникации в нем, как и во многих других, возведенных в то время, сделаны руками Рафиса. Комсомольский активно застраивался, приобретал свои очертания, и наш герой быстро в нем нашел себе применение.

Но более Рафиса Камалетдинова манили таежные просторы, где, он слышал и читал, велась стройка века: возводились газокомпрессорные станции, прокладывались газопроводы, а вдоль них вырастали новые поселки. Из СМУ-3 он перешел в ПМК-5, в составе подразделений которой он, без преувеличения, объездил весь Север.

Новый Уренгой, Надым, поселки Пангоды, Андра, Пелым, Сосьва, Светлый, Приполярный, Перегребное, Лонгъюган – это далеко не все точки на карте, где он побывал, принимая участие в строительстве объектов для новой в стране отрасли промышленности. Условия труда – тяжелейшие. «Летом одолевала мошкара – никуда не спрятаться от нее, не деться, зимой – 40-градусные морозы. Работа не терпела простоев, поэтому, взяв маску, щиток и электроды, «варить» шел в любую погоду, – вспоминает Рафис Камалетдинов. – Вечером приду в вагончик, обязательно сыграю партию-другую – в порядок приводятся и мысли, и эмоциональное состояние. За эту способность – возвращать душевное равновесие, что бы ни происходило – я и полюбил шахматы».

«Из командировок домой папа приезжал всегда таким радостным. Никогда нас с сестрой не наказывал, не бранил, даже за серьезную провинность, – дополняет повествование отца дочь Роза. – Захватив с собой шахматы – а были у него они всякие: карманные, большие, резные, самые простые, – он и уезжал на каком-то душевном подъеме, ведь его ждали великие дела». За свою славную трудовую биографию не раз Рафис Камалетдинович был отмечен ведомственными наградами и почетными званиями – победителя соцсоревнований, ударника коммунистического труда. Параллельно этой копилась у него коллекция дипломов и грамот с шахматных турниров. «Я руковожу клубом 14 лет, и все эти годы Рафис Камалетдинович ходит на наши занятия – здесь его знают, уважают, на него равняются, – отмечает инструктор-методист КСК «НОРД» Геннадий Смугалев, с которым мы связались по телефону. – Относясь к шахматам как к искусству, он с таким желанием садится за игру и так вдумчиво ее проводит. Пример настоящей увлеченности, он и правнука своего «заразил» любовью к шахматам: несколько лет он посещал наш клуб вместе с дедом».

Рафис Камалетдинов с дочерью Розой: из другого города она приехала к папе в гости.

Рафис Камалетдинов с дочерью Розой: из другого города она приехала к папе в гости.

«Шахматы многому научили меня в жизни – прежде чем сделать ход, провести анализ ситуации, проявлять выдержку, не бояться брать ответственность за принятые решения», – подытоживает свой рассказ Рафис Камалетдинов и соглашается, что жизнь сама – словно шахматная партия. Сохранив до глубоких седин военную выправку, доброе сердце, ясность мыслей и остроту ума, в ней он, безусловно, победитель.

Автор: Татьяна Бебых

Пример HTML-страницы
Оцените статью
( 4 оценки, среднее 5 из 5 )
Югорск Советский / МУП г. Югорска ЮИИЦ / ugorskinfo.ru
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии