Хранители заповедной тайги

Хранители заповедной тайги

Растительный и животный мир заповедника «Малая Сосьва» – под надежной защитой тех,  кто посвятил делу охраны природы, без преувеличения, жизнь 

«У нас случайных людей нет», – принято говорить в заповеднике. Оно и понятно: случайные люди здесь не задерживаются. Сюда идут не за длинным рублем и престижем, а из любви к братьям нашим меньшим и осознавая ценность выполняемых задач. «Так кто же эти люди?» – выясняю. Трудоголики, отвечают, романтики и энтузиасты.

Именем  ученого с трагической судьбой. Серый с рыжими пятнами волк, величественно расположившись на передних лапах, занял удобную наблюдательную позицию, откуда хорошо видны все обитатели зала. Рядом пристанище нашли лебеди, и рысь застыла в броске на глухаря. Под вывороченными корнями дерева ловкая росомаха устраивает логово, а гордый филин, расправив крылья, кажется, вот-вот взлетит. Все эти звери и птицы – экспонаты Музея природы в Советском, который знакомит с флорой и фауной государственного заповедника «Малая Сосьва»: вход на саму особо охраняемую природную территорию, как и любая хозяйственная деятельность, запрещены. В музее представлены коллекции мышей, насекомых, птичьих гнезд, мхов, грибов и лишайников и собраны порядка 80 видов птиц и 20 млекопитающих – в заповеднике площадью 225 тыс. гектар их обитает в разы больше. Под охраной «Малой Сосьвы» находятся три заказника федерального значения – Верхне-Кондинский, Елизаровский и Васпухольский – и региональный памятник природы «Озеро Ранге-Тур».
«Между прочим, филин, который так привлек ваше внимание, – самая крупная хищная ночная птица. К сожалению, популяция его сокращается, он занесен в Красную книгу России и Югры, – рассказывает заместитель директора заповедника по экологическому просвещению Алсу Шамсутдинова. – Водятся в наших краях ястребиная сова, средний и большой кроншнепы и эта певчая птичка – желтоголовый королек, наша «таежная колибри». Ну, а это хозяин леса – бурый медведь. Все чучела изготавливались сотрудниками заповедника, при этом животные были найдены уже мертвыми. Правда, вот этот медвежонок, – показывает на карабкающегося по стволу дерева младшего сородича хозяина леса, – рассказывали госинспектора, бегал один в лесу, медведицы нигде поблизости не оказалось, и они забрали его с собой. Хотели определить в Свердловский зоопарк, но он неожиданно умер: у него были больные легкие… Ладно, не будем о грустном, а вы знали, что черный ворон способен, как попугай, имитировать человеческую речь?»
Алсу Минисламовна пришла в заповедник уже с большим багажом знаний о животном мире: до этого пять лет она преподавала биологию в школе. Помимо экскурсий в музее, она проводит тематические занятия в образовательных учреждениях Югорска и Советского района, для населения организовывает различные акции и конкурсы. Для посетителей Музей природы открылся в 1985 году, отдел экологического просвещения в структуре учреждения образовался только в 2000-м. «Интерес к проблемам экологии, как мне кажется, был всегда, просто с развитием телевидения и Интернета тот вред, который человек наносит природе, стал виден всем, – рассуждает Алсу. – Один из наших традиционных субботников проходит в заказнике Верхне-Кондинском, там оборудованы рекреационные зоны. Каждый год мы туда приезжаем, и каждый год там лежит брошенный отдыхающими мусор. Так что экологическое просвещение не имеет временных рамок: о бережном отношении к природе нужно говорить и говорить – всем и постоянно».
«А это наша гордость!» – с Алсу Минисламовной мы доходим до широкой экспозиции с западносибирскими речными бобрами. С охраны и изучения именно этого животного и еще одного ценного охотничье-промыслового зверя – соболя – началась история заповедного дела Западной Сибири. Образованный в 1929 году Кондо-Сосвинский заповедник, предшественник «Малой Сосьвы», был одним из первых в России. А исследовательские работы его сотрудников, написанные в 30-40-х годах прошлого века, до сих пор пользуются авторитетом в научном мире. Недавно «Малой Сосьве» присвоили имя выдающегося зоолога-натуралиста Вадима Вадимовича Раевского, по выражению его коллеги-ботаника Кронида Гарновского, «отдавшего заповеднику всего себя». «Вадима Раевского считают человеком трагической судьбы. На Малую Сосьву он собирался приехать вместе с женой-микробиологом Анной Раевской, но незадолго до отъезда она была арестована. Вадим Раевский решил дожидаться ее в сосьвинской тайге, но так и не дождался: при невыясненных обстоятельствах она умерла в застенках… – глядя на фотопортрет известного зоолога, от смущения прячущего взгляд, рассказывает Алсу Шамсутдинова. – Свои исследования Вадим Раевский продолжал и в годы войны, когда научный отдел был расформирован: в армию его не призвали по состоянию здоровья. У него был туберкулез, эта болезнь и стала причиной его смерти в 1947 году. Его похоронили, как он и завещал, на территории бывшей центральной усадьбы заповедника близ поселка Хангокурт».
Зал истории заповедника хранит лыжи Раевского, на которых он отправлялся в экспедиции, а еще керосиновые лампы, самовар, арифмометр, весы с гирьками и многие другие предметы, использовавшиеся первопроходцами заповедной тайги в быту. Они жили и работали в крайне сложных условиях, но, помимо жилых домов, сумели построить в Хангокурте школу, магазин, амбулаторию, метеостанцию, библиотеку, музей природы и почтамт. Неожиданно для всех волевым решением свыше Кондо-Сосвинский заповедник был упразднен, его сотрудники разъехались, а центральная усадьба пришла в запустение. Своему второму рождению в 1976 году заповедник обязан ученым-академикам, которые о необходимости его возобновления трубили во все трубы: тогда на притоках Малой Сосьвы в живых оставались всего десять западносибирских бобров. Сегодня численность этого редкого животного в бассейне реки составляет более ста особей. А научные наблюдения своих самоотверженных предшественников продолжает следующее поколение исследователей – людей столь же талантливых и отважных.

Сорок лет для природы не срок
В прошлом году заповеднику «Малая Сосьва» исполнилось 40 лет, а в этом аналогичную юбилейную дату отмечает научный отдел и лично его руководители – супруги Васины. Собственно с их приезда в поселок Советский в 1977 году в заповедном уголке сибирской тайги возобновились научные исследования. «С Александром Михайловичем мы изначально нигде, кроме как в заповеднике, работать не хотели. Еще обучаясь в Казанском госуниверситете, мы отслеживали, какие особо охраняемые территории учреждаются в России. Узнали про «Малую Сосьву», стали проситься туда и, в конце концов, когда после окончания биофака мы уже работали в Надымской гидрохимлаборатории, нас пригласили», – вспоминает и.о. заместителя директора по научно-исследовательской работе Александра Васина. Прибыв в управление заповедника, зоолог Александр Михайлович и ботаник Александра Леонидовна сразу взялись за разработку темы номер один, как здесь называют Летопись природы. Это основной научный документ, который по определенной методике ежегодно готовят все заповедники страны и в котором аккумулируются результаты наблюдений за природными процессами и явлениями, начиная от рельефа и погодных условий и заканчивая растительностью и животным миром. Александра Леонидовна показывает Летопись природы за 1989 год (первая находится в зале истории заповедника) – толстую книгу с отпечатанными на пишущей машине страницами и графиками, начерченными от руки. «Летописи позволяют отслеживать любые изменения в природных процессах, выявлять их причины и искать закономерности: в природе же все взаимосвязано, – говорит Александра Васина, листая том. – Надо сказать, 40 лет для природы – это не срок. Кардинальных изменений за это время не произошло, хотя такой феномен, как глобальное потепление, о котором сегодня все говорят, действительно имеет место, причем не только на территории нашего заповедника, а вообще в целом по России. Это доказывают многолетние фенологические исследования. А раз меняется климат – меняется все. Если бы продолжались такие лютые зимы, как в 70-80-х годах, кабан бы не пришел в наши края. Когда мы начинали работать, наткнуться в лесу на следы волков считалось большой удачей, раньше в заповеднике они не водились, а сейчас живут. То же самое и с куницей, ранее граница ее распространения проходила южнее. Звери все чувствуют. Когда организовали заповедник, увеличилась численность лося, соболя, медведя: на охраняемой территории они ощутили себя в безопасности. За 40 лет восстановился лес, пострадавший когда-то от рубок и подсечек. Но случаются пожары – изменяется растительный покров, а вслед за ним и динамика популяций животных. Потом все возвращается на круги своя. Для природы это естественный ход событий».
Любое вмешательство человека в дела природы в заповеднике не допускается. Один только раз в середине 80-х годов, с разрешения вышестоящего руководства, исследователи нарушили заповедный режим. Покинувшие из-за браконьеров бассейн Малой Сосьвы западносибирские речные бобры не стремились туда возвращаться, и тогда с верховий Конды, где они еще оставались, ученые переселили несколько особей на территорию заповедника. Такая крайняя мера принесла свои плоды: сегодня численность этого чуть не исчезнувшего по вине человека животного постепенно восстанавливается. Изучение популяции западносибирских речных бобров стала для Александра Васина темой номер два. Александра Леонидовна участвовала вместе с мужем в экспедициях, исследуя места обитания бобра и его кормовые наклонности. После большую работу она проделала, чтобы описать все виды растений и животных, которые встречаются в заповеднике, – так называемая инвентаризация флоры и фауны. Сейчас Александра Васина пишет монографию по сосудистым растениям – группе обширной, но мало изученной. А без анализа проведенных в природе наблюдений и подготовки публикаций научный сотрудник никакой не научный. С Александрой Леонидовной мы разговариваем в кабинете, доверху уставленном книгами и коробками с материалами. С портретов глядят Раевский и первый директор Кондо-Сосвинского заповедника Васильев, на плакате во всю стену цветет луг. «Да, вы знаете, мне интересно до сих пор. Когда еду по речке на лодке – никогда не смыкаю глаз, мне все кажется таким интересным, хотя и проезжаю знакомые места. Все, что вижу, фиксирую в полевой дневник: незаписанная мысль – мысль потерянная, – говорит Александра Леонидовна, параллельно показывая свой дневник – блокнотик, заполненный аккуратным почерком. – Сейчас больше времени я провожу в кабинете, чем в лесу – не потому, что возраст, а потому, что есть необходимость обрабатывать материал – его в последнее время собрано много, а проанализировано мало. Вот уже сорок лет меня не покидает желание все исследовать, хотя одной моей жизни мало, чтобы все изучить…»
Несмотря на общую для российских заповедников нехватку квалифицированных научных кадров, Александра Леонидовна уверена: не перевелись еще люди, коих, как и ее саму, не пугает работа ни в тиши кабинета, ни в неизвестности тайги. И в «Малую Сосьву» приходят молодые специалисты, невзирая на невысокие зарплаты и тяжелые условия труда. Полевой сезон у научных сотрудников длится с мая и до первого снега, в любую погоду – в дождь ли, в зной – они преодолевают свои многодневные пешие или речные маршруты. Ходят среди ученых заповедника байки-истории встреч с дикими животными – лосем, волком, медведем. «Столкнувшись нос к носу с хозяином тайги, главное – не бежать, дабы не разбудить в нем инстинкт преследователя. Нужно потихонечку, шаг за шагом, отступать, увещевая медведя разговором. Удивительно, но за сорок лет этого хищника я видела только  издалека  либо с лодки, хотя на следы его натыкалась много раз – скорее всего он почувствовал меня еще за версту и ушел. Для животных встреча с человеком тоже стресс. Как учил меня один опытный лесник, дабы избежать этой неожиданной встречи, когда по лесу я одна иду, я пою, если вдвоем, то непременно беседуем, – делится секретами «таежной грамоты» Александра Васина. – Дикая природа меня не страшила никогда, даже когда, будучи маленькой, я вместе с отцом-краеведом бродила по лесам. Чем больше я природу изучаю, тем сильнее ее люблю».

Когда в лесу как дома
Обычное дело встречи с животными в лесу и для государственных инспекторов. «Я видел всех, кто в наших краях обитает – белку, зайца, медведя, оленя, лося… – рассказывает сотрудник отдела по охране территории заповедника Петр Гейдельбах, на днях вернувшийся из командировки. – Недавно волка встретил, серо-рыжего такого…» «И что?» – любопытствую. «Да ничего. Он меня увидел и убежал. Когда волк один, он не опасен», – говорит Петр Владимирович. Нахмурившись, он пишет отчет – это его нелюбимая часть работы. А любимая – осталась там, откуда он приехал, преодолев расстояние от южной границы заповедника до северной. За пять лет работы территорию «Малой Сосьвы» и трех подведомственных заказников он выучил и знает как свои пять пальцев. «Я был везде, где это только возможно. Видите, вот эти темные впадины, – показывает Петр на спутниковой карте заповедника, – это гиблые болота, там ни проехать ни пройти…», – и, тяжело вздохнув, вновь принимается за отчет.
На столе рядом с Петром Владимировичем – дневник наблюдений за природой. Такой ведет каждый сотрудник отдела охраны, помечая в нем сведения об увиденных природных явлениях, растениях и животных. Для поддержания численности обитателей заказников в бескормное время года в них разрешены биотехнические мероприятия. Строя специальные навесы – галечники и порхалища, госинспектора помогают тетеревиным птицам улучшать пищеварение и избавляться от насекомых-паразитов. Для дуплогнездных уток стражи леса изготавливают искусственные дуплянки, для копытных животных – солонцы, это кормушки с солью, которая так им необходима особенно весной. «Вы, может, думаете, что это комары, не-е-ет, – выдерживает паузу, пока я всматриваюсь в фотографию, заместитель директора по охране территорий заповедника и заказников Игорь Зенько, – этот чудной узор в полнеба не что иное, как утки. В весенне-осенний период в Елизаровском заказнике, где было сделано это фото, кормятся многие виды водоплавающих птиц. А еще заказник считается «родильным домом» для самок лосей. Смотрите, – Игорь Владимирович показывает запечатленных им на фото лосят, вызывая улыбку, – там таких милых созданий много…»
Основная задача отдела охраны, в связи с чем он собственно и получил свое название, – выявление нарушений заповедного режима. Пока в этом году, как и в прошлом, случаев браконьерства госинспектора, патрулируя территорию заповедника, не обнаружили. А вот пожары, к сожалению, случаются, в 2016 году их произошло три. Благодаря налаженному взаимодействию между «Малой Сосьвой» и окружной базой авиационной и наземной охраны лесов ликвидировать их удалось оперативно. В помощь пожарным госинспектора расчищают просеки, готовят места для забора воды, в районе кордонов выставляют мотопомпы и обновляют минполосы. Хозяйственные работы: ремонт и строительство зимовий, заготовка дров, расчистка рек от древесных завалов и многие другие, – тоже ложатся на плечи этих крепких и смелых мужчин.
Широкий круг полномочий, масштабы, удаленность и труднодоступность подведомственных территорий определяют специфику работы госинспекторов: в лесу они живут по нескольку месяцев. В тайге, без магазинов и сотовой связи. «Заезжали в лес на снегоходах, уезжали на лодках», – говорит Петр Гейдельбах и признает, что не все выдерживают такие условия работы. «Лес для меня дом родной, – объясняет свой выбор профессии Петр Владимирович. – Вся моя жизнь была связана с лесом: я его и садил, я его и тушил. Если рыбу оставить без воды, она долго не проживет. Так же и я без леса». «Нет большего удовольствия для человека, чем когда он любит свою работу. А я свою работу люблю, – вторит Петру Игорь Владимирович. – Как родные относятся к командировкам? С пониманием, ну и любовь – без нее никуда». Свой первый поход в лес Игорь Зенько хорошо помнит, хотя ему было всего пять лет. Природа произвела на него тогда неизгладимое впечатление, и до сих пор он не может ей налюбоваться. Сбор грибов, ягод, рыбалка, сплав по рекам – с детства его любимые увлечения. Неудивительно, что в природном парке «Кондинские озера» он прошел трудовой путь от госинспектора до замдиректора, а сегодня стоит на страже нетронутой тайги на Малой Сосьве. «Никто из руководящего звена от бумажной работы не освобожден, – Игорь Зенько косится на стол с документами, за которым Петр как раз домучивает отчет, – потому на территорию заповедника выезжаю один раз в месяц, а если уж получается два, то для меня это счастье. На природе такое состояние умиротворения охватывает, что, кажется, сама душа отдыхает».
«Я всегда говорю: директор в заповеднике – самый несчастный человек. Руковожу природоохранной организацией, а сам на природу выбираюсь редко, по долгу службы чаще езжу по округу да по стране», – вздыхает директор «Малой Сосьвы» Борис Предит, возглавивший учреждение четыре года назад. Его отец был лесником в здешних местах, а он – его правой рукой. Все детство Бориса Предита прошло в таежном лесу, в котором он прекрасно ориентируется и уютно себя чувствует и сейчас. Несмотря на то, что отец посвятил его во все тонкости охотничьего промысла, Борис Витальевич не охотится принципиально: не по совести это, считает он, заниматься охраной природы, а за границей заповедника животных убивать. Впрочем, о себе он рассказывает неохотно, все больше – о любимой природе да планах по развитию учреждения. А последних в Год экологии, особо охраняемых природных территорий и 100-летия заповедной системы России у молодого и энергичного директора много. В рамках сотрудничества «Малой Сосьвы» с местным отделением «Русского географического общества» больше месяца студенты и преподаватели Тюменского государственного университета, МГУ им. М.В. Ломоносова и Санкт-Петербургского Института наук о Земле вели на территории заповедника исследования ландшафтов. Совместно с природным парком «Кондинские озера» в сентябре на базе учреждения пройдет международная научная конференция по тетеривиным птицам с участием делегатов из ряда европейских стран. Научным отделом накоплен богатейший архив: фотографии, карты, письма, рукописи, принадлежащие авторству еще ученых Кондо-Сосвинского заповедника. Эти важные исторические документы надо бы обработать да издать, мечтает директор, а бывшую центральную усадьбу в Хангокурте восстановить. Требует преображения и административное здание учреждения в Советском, во время моего визита там вовсю шел ремонт, следующий на очереди – Музей природы. Благо, отмечает Борис Предит, ширится круг друзей заповедника, готовых безвозмездно помогать. «Охранять природу во все времена было делом благородным, но очень не простым и, что скрывать, недофинансированным. Но всегда, невзирая на нехватку средств, российские заповедники развивались и развиваться будут, – уверен Борис Витальевич, – благодаря людям. Право, ни в одной сфере таких душевных людей не встречал, таких трудоголиков, романтиков и энтузиастов».
Татьяна Петрова.
 

Пример HTML-страницы
Оцените статью
( Пока оценок нет )
Югорск Советский / МУП г. Югорска ЮИИЦ / ugorskinfo.ru
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии